Как отучить ребенка от плохих привычек. Как отучить ребенка от вредных привычек консультация (младшая группа) на тему Отучаем ребенка от вредных привычек

Как отучить ребенка от плохих привычек. Как отучить ребенка от вредных привычек консультация (младшая группа) на тему Отучаем ребенка от вредных привычек

Часто дети перенимают от родителей их вредные привычки. Любовь к мобильным телефонам, привычка опаздывать или есть перед телевизором – лишь некоторые из них. Бороться с такими привычками можно и нужно. Один из способов – учитывать возрастные особенности ребенка.

Анастасия Шакирова

детский психолог

«Дети до шести лет более внушаемы, родители являются для них абсолютным авторитетом, которому пока не противостоит мнение общества, с их вредными привычками бороться проще всего. В 6-7 лет детям кажется, что они и сами знают, как все делать правильно и неправильно, но слово папы и мамы еще имеет вес. Но чем старше становится ребенок, тем больше он отрицает требования родителей, а многие привычки приносит «с улицы». В этом случае помогут лишь действия»

Дети от 2,5 до 6 лет

В этом возрасте малыши, как губка, впитывают все, что видят. Стоит только ребенку увидеть, как папа раскидывает носки, как ему тоже захочется попробовать.

– Если ребенок заметил, как вы сделали что-то неправильно (например, выругались), то нужно громко объяснить малышу – так делать нельзя, это плохо, – советует психолог. – Кроме того, в этом возрасте для детей важно, что подумает «тетя врач», «дядя полицейский», бабушка или мама с папой. Нужно понять, кто является для ребенка авторитетом, и сказать, что он не одобрит плохое поведение малыша.

Например, ижевчанка Алиса, которая воспитывает 5-летнюю дочку, отучила ее таким образом от планшета.

– Оля часами напролет играла за планшетом, – рассказала она. – Отобрать его я не могла – ведь мы с мужем тоже постоянно за ноутбуками. Тогда я вспомнила, что дочка не любит болеть и уважает врачей. Мы сходили к окулисту, который сказал, что играть за планшетом нужно не больше 20-30 минут в день, иначе у Оли заболят глазки. Теперь, когда она не хочет отдавать гаджет, я вспоминаю про «тетю врача», и дочка слушается и не спрашивает, почему папа и мама сидят за компьютерами, а она – нет.

Большинство бытовых привычек дети перенимают от папы. А вот поведенческие (эмоциональные) привычки обычно берут от мамы

Дети от 6 до 12 лет

В этом возрасте дети уже способны анализировать ситуацию, но по-прежнему боятся разозлить или расстроить родителей.

– Важно, чтобы ребенок понимал, что у каждого действия есть последствия, – объяснила психолог. – И что родители тоже несут ответственность за свои дурные привычки. Поэтому нужно рассказать, что мама и папа получают выговор за то, что опаздывают, ругаются или сплетничают. Или на своем примере показать, что за его поведение его могут поругать. Это будет достаточно веским аргументом.

Например, Ирина, мама 8-летнего Гриши, заметила, что ее сын стал неряшливым и несобранным.

– Придет вечером после футбола, вещи раскидает, сядет за компьютер – и все, ни ужинать не идет, ни уроки делать, – рассказала женщина. – Я поняла, что Гриша один в один, как его папа – тот после работы также раскидывает вещи. Придет с работы, и к ноутбуку. Теперь, когда муж кидает вещи куда попало, я прошу его убрать их. А Гриша, который боится, что ему тоже «попадет» от меня, стал старательнее убирать одежду и следить за порядком в своей комнате.

Дети от 12 лет и старше

В этом возрасте характер подростка уже сформирован. Подросток уже не боится недовольства родителей, и повлиять на него можно только действиями, а не словами.

– Если вредная привычка есть только у ребенка, а у родителей ее нет, то избавиться от нее можно с помощью системы «поощрений и наказаний». А если родители сами «не безгрешны», то отучить чадо они не смогут – в этом возрасте действия значат больше, чем слова. И упрек со стороны ребенка – «я делаю, как ты» – будет вполне законен.

Светлана, мать 14-летней Нади, несколько лет пытается отучить ее есть перед компьютером.

– В комнате постоянно бардак, пахнет едой, а на полу крошки, – сетует женщина. – Ругать бесполезно – ее отец тоже ест перед телевизором, и она ссылается на него. Недавно я ей сказала – пусть ест у себя в комнате, но при этом полностью убирается сама: и шторы стирает, и окна моет, и уборку делает. С тех пор она ужинает на кухне.

По мнению психологов, 90% наших привычек формируется до 25 лет, однако реально повлиять на них можно лишь до 18 лет

Какие еще детские привычки формируют родители?

В возрасте с 3 до 7 лет, если ребенку не хватает внимания и тепла от родителей, он начинает тянуть пальцы в рот. Таким образом ребенок сбрасывает напряжение. Чтобы помочь, нужно понять, что его беспокоит, или заменить привычку на что-то более допустимое, например, предложить ребенку делать что-то руками, когда он нервничает (собирать мозаику, играть с мелкими предметами, перебирать их).

В подростковом возрасте в привычке «сосать пальцы, грызть ногти» психологи также видят тревожность, напряженность и скрытую агрессию. Чтобы отучить подростка от этой привычки, научите правильно выражать эмоции, особенно гнев и агрессию.

Привычка шмыгать носом (подергивать плечом, покашливать и др.)

Навязчивые движения, которые повторяет ребенок, часто говорят о нервном тике. Появиться может из- за черепно-мозговой травмы или стрессовой ситуации – например, развода или серьезного конфликта в семье. Тики исчезают во время выполнения интересного задания, которое требует полной сосредоточенности. Для долгосрочного лечения нужно обратиться к неврологу

Привычка болеть

В семьях, в которых родители часто ругаются из-за мелочей, дети (как правило, до 6-7 лет) могут болеть чаще, чем в других. Простуда, заикание, астма, аллергия, и др. являются для ребенка способом объединить маму и папу, «сплотить» их вокруг себя. Меньше ссорьтесь при детях, и они почувствуют себя лучше.

Часто детям достаются те черты, которые родители хотят искоренить друг в друге. Например, если жену раздражает нежелание мужа делать что-то по дому или неряшливость, но она не может его переделать, то она «перекидывает» раздражение на ребенка. В этом случае она более активно запрещает что-то малышу. Однако агрессивные запреты (не делай, иначе будешь наказан) наоборот привлекают внимание ребенка к привычке и «закрепляют» ее. В результате малыш начинает чаще ее повторять.

Виды вредных привычек у детей

Пищевые

Например, обжорство. Если ребенку не хватает любви, заботы и понимания, он начинает «заедать» стресс. Еда помогает ему чувствовать себя лучше и действует, как наркотик.

Поведенческие

Например, болтливость. Дети либо копируют привычку у родителей, либо она развивается из-за нехватки внимания со стороны взрослых. Привычки формируются в 2,5-14 лет.

Бытовые

Например, поздно ложиться спать. Формируются из-за условий, в которые попадает человек: режима дня, окружения, стрессов и др. «Обновляются» в течение жизни.

Вы волнуетесь, когда идете с ребенком в гости, в кино, в цирк, ведете его в детский сад? Что заставляет вас тревожиться? Какие причины для беспокойства? Может быть, вы не уверены, что ваш ребенок умеет себя вести? Или втайне знаете, что у его есть не слишком приятные привычки? Елена Любимова поможет вам разобраться в этих непростых ситуациях. Вы узнаете, как привить малышу хорошие манеры и развить умение общаться. Освоите практики избавления от таких «неудобных» привычек как ковыряние в носу, откусывание ногтей и т. д. Простые и действенные правила помогут мамам и папам разобраться с тревогой: «он опять сделает ЭТО». И вы сможете снова получать удовольствие от прогулок и культпоходов вместе со своим маленьким непоседой.

Из серии: Лучшая книга о вашем ребенке

* * *

компанией ЛитРес.

Часть I. Как отучить ребенка от вредных привычек

Как отучить ребенка сосать палец и не навредить его развитию?

Самая большая проблема в том, что у этой привычки имеются разветвленные корни. Часть из них лежит в области физиологии – в необходимости развивать и поддерживать работоспособность челюстного, речевого аппарата, функций глотания, жевания, пищеварения, речи. Вторая часть привычки сосать палец берет основу в чистой психологии, в рефлексе, закрепившемся за счет длительного кормления грудью. В дальнейшем этот рефлекс связывает похожий на материнский сосок предмет во рту с ощущением безопасности, комфорта, сытости. Дети с их неустойчивой, впечатлительной психикой черпают в этом воспоминании-рефлексе свое спокойствие и способность мыслить, то есть осознавать какие-то события, делать из них выводы, искать оптимальное решение вопроса. Иными словами, полезная сторона привычки сосать палец, несом-ненно, существует. И состоит она в том, что данное действие позволяет головному мозгу ребенка создать базовые механизмы регулирования своих действий.

В то же время у нее имеется и сторона не столь привлекательная. Как и всякая привычка, она может, так сказать, перерасти себя. В данном случае это означает, что головной мозг всегда рискует удовлетвориться уже достигнутым, то есть перестать развивать на этой уже созданной основе что-то более сложное, например, решимость и способность к здравому мышлению, когда палец во рту отсутствует. Кроме того, привычка может усугубиться до состояния и впрямь болезненного. Как мы понимаем, она служит внешним проявлением действительно проблемного мышления – направленного на решение вопросов тревожных, сложных для ребенка. Поэтому и опасность в ней заложена соразмерная. Она появляется, когда таких событий в жизни чада возникает слишком много, и они носят уж слишком травмирующий или непостижимый для него, но негативный характер. Проще говоря, нередко жизнь детей даже из благополучных семей складывается так, что число поставленных перед ребенком и не решенных им вопросов начинает заметно превышать число вопросов, на которые он нашел ответ. В таких случаях привычка, сопутствующая процессу поиска ответа, усугубляется прямо пропорционально количеству и напряженности вопросов, которые пока не решены.

В столь сложном положении от нас, как видим, требуется одновременно и много, и мало. А именно – поддерживать такую обстановку, чтобы воспитание не усугубило вероятных психологических «драм», которые разыгрываются в сознании нашего чада и выражаются сосанием пальца. Следует помнить, что скрытые внутренние конфликты нередко не может нащупать даже опытный психолог – во всяком случае, не за первые несколько сеансов. А мы, родители, и вовсе не психологи. А значит, наши дилетантские приемы «житейской мудрости» не дают никакой гарантии, что мы сумеем верно определить суть мучающей ребенка проблемы. Тем более мы не можем быть уверены, что она вообще отсутствует, придя к выводу, будто корни у привычки нашего ребенка имеют исключительно физиологическую основу.

Родителям свойственно заблуждаться насчет «здоровья» их семейных отношений. Увы, почти 80 % семей, полагающих собственную «ячейку общества» вполне нормальной и даже любящей, ошибаются. Дело в том, что взрослые – это не дети. У них имеются уже проанализированные воспоминания о принципах воспитания и распределения ролей в родительской семье. При этом ошибок в их собственной «атмосфере» детства было немало – это можно гарантировать. А между тем, таких ошибок мы увидеть не в состоянии, ведь как раз в то время у нас не было альтернативы. То есть даже если мы жили в семье глубоко порочной или несчастливой, нам было не с чем сравнивать, поскольку в другую семью мы не попадали (по крайней мере, надолго).

Так что недостатки полученного в детстве воспитания и увиденного тогда же примера всегда очень прочно в нас поселяются. Главным образом, потому, что мы осознаем их как недостатки крайне редко, только в той части, где они очень мучили именно нас. Кроме того, не забудем, что даже если многое «родом из детства» мы подвергли критике и изменили, внедрению этих приобретенных принципов могут помешать условности чисто возрастного мышления. Например, все мы знаем, как полезно бывает взрослому человеку «надавить» на кого-то со всей доступной авторитарностью. Мир «больших» людей очень любит определенность мнения, амбициозность, напористость, властность и вообще умение получить свое добром или силой… Именно с помощью этих качеств мы наверняка добились большей части всего, что полагаем своей заслугой, как в личной, так и в общественной сфере.

Иными словами, взрослый человек частенько думает, что «крепкая» семья – это семья, члены которой не столько любят друг друга, сколько четко распределены по «ролям» и «обязанностям», никогда не выходят за пределы установленных рамок. Плюс, очевидно, что для взрослых людей лицемерие и способность лгать являются качествами прямо-таки жизнеобразующими. Понятно, что без умения врать и многое скрывать в этом мире и в обществе прожить невозможно. Этот механизм быстро «въедается в кровь», и вскоре мы уже просто перестаем замечать, когда лжем о важном, когда умалчиваем о пустяках… Случается, что взаимоотношения между родными людьми уже давно обстоят не лучшим образом. Но мы, будучи взрослыми людьми, полагаем эти проблемы мелочью или временным явлением, хотя ребенок видит их совсем иначе – как глубокие, тревожные признаки надвигающегося отчуждения.

Справедливости ради нужно сказать, что дети обычно оценивают суть и характер всех этих семейных «неполадок» значительно ближе к истине, чем взрослые… В любом случае, родители нередко попросту не замечают (вернее, успешно стараются не замечать) целого ряда нюансов, очень беспокоящих их детей. В результате, они искренне уверены, что обстановка дома как нельзя более благоприятствует гармоничному и здоровому развитию чада. Оно же в это время буквально хиреет от груза замеченных им, тянущихся уже не первый день конфликтов, тайных или явных.

Так что даже в случае с отношениями в семье, с оценкой которых мы не испытываем никаких затруднений, следует соблюдать большую осторожность. Здесь мы рискуем, что называется, споткнуться на ровном месте… Но кроме них нам нужно учесть особенности и самого воспитательного процесса. В частности, его необходимо выстроить так, чтобы мотивация ребенка выполнить требуемое оказалась неизмеримо сильнее мотива притвориться, будто он это выполнил, или даже поступить наперекор воле родителей. Основных угроз, которые, подобно якорям, удерживают ребенка в плену привычек, две.

Прежде всего, дело в катастрофически низкой способности ребенка осознать корни и потенциальные проблемы, заложенные в его привычке. Нужно понимать, что у него отсутствуют личные причины бросить сосать палец – перестать, и все. С точки зрения малыша, какая-то необъяснимая сила (он, в отличие от нас, бесконечно далек от понимания, что у него вообще имеется головной мозг) однажды заставила его положить пальчик в ротик. И это действие оказалось столь приятным, что в дальнейшем ему захотелось повторить его, и не раз… Как и следует ожидать от этого возраста и уровня развития, дети не понимают, что заставляет их совершать одни и те же действия в каждом похожем случае. Они обычно даже не в состоянии описать, какие именно ощущения или эмоции дает им сосание пальца. Впрочем, низкая способность осознавать, чем нас так радует привычка, неудивительна. Мы и сами задумываемся об истоках своих привычек крайне редко, хотя нам известно о наличии у нас и головного мозга, и его коры – так чего же мы ждем от своих детей!..

Поэтому ребенок лишь понимает, что его пальчик «сам тянется» в рот. И он не усматривает в этом действии ничего плохого, так как потенциальное инфицирование возбудителями заболеваний, деформация ногтя, фаланг и зубов звучат для него абстракцией. В смысле, что он никогда не испытывал ничего подобного на собственном опыте, в то время как приятное, успокаивающее ощущение пальца во рту для него вполне реально. Таким образом, угрозами мы тут мало что изменим, хоть они и объективны, они лежат пока за пределами понимания ребенка. А вот спокойствие, уверенность в себе и комфорт, получаемые при сосании пальца, напротив, находятся полностью в этом поле.

Оттого пригрозить так, чтобы ребенок, наконец, понял, что от него требуется, мы можем, в сущности, лишь одним, да и то не всегда. Состоит угроза в том, чтобы дать понять малышу, который искренне любит папу и маму, что сосание пальца им не нравится, очень не нравится. Дети очень боятся «быть плохими». Для них данный аргумент весьма серьезен, поскольку в силу маленького жизненного опыта они тесно связаны с родителями, почти не контактируют с другими людьми и не получают от них столько же благ, как дома. Однако даже этот аргумент может стать не столь серьезным, если между чадом и родителями «кошка пробежала», и неоднократно… Для того, чтобы этот ход сработал, нужна хорошая предыстория к нему. А именно – не испорченные скандалами и взаимными обидами отношения.

Ну, а второй «якорь» может держать наше чадо крепче или слабее – это уже во многом зависит от нашего подхода к воспитанию и возраста малыша. Как вам наверняка известно, человеческая личность (способность проводить отчетливую грань между собой и другими) формируется постепенно. От рождения нам дана не она сама, а, скорее, механизм ее успешного развития. Поэтому в течение длительного времени личность ребенка представляет собой нечто весьма аморфное, почти отсутствующее. Пока собственного «Я» у него нет или почти нет, оно подменяется «Я» того из родителей, к кому малыш тянется сильнее. Обычно в течение первых 2–3 лет речь идет о матери, затем – об отце. Но тут строгих правил не бывает, и отступления от указанного принципа, в общем, вполне нормальны.

Так или иначе, пока у ребенка нет своего, так сказать, «стержня», он в значительной степени опирается на чужую, уже сформированную, личность ближайшего взрослого, который находится рядом, заботится о нем (речь не всегда идет о биологических родителях – например, в случае с детьми приемными). По этой причине до определенного момента воспитание как процесс не таит в себе никаких «подводных камней». Взрослый просто заявляет тем или иным способом, что он не хочет, чтобы ребенок делал то или это. И ребенок беспрекословно подчиняется, воспринимая чужое желание как свое (ведь своего у него нет). Однако ситуация может измениться в любой момент, особенно если взрослый попытается приказать таким способом, который вызовет у ребенка негативные эмоции. По сути, личность вырастает в нас именно в моменты, когда кто-то другой нарушает наши интересы ради соблюдения своих, и мы понимаем, что, образно говоря, остались в дураках. Это касается как взрослых, так и детей. Потому собственное «Я», как давно уже замечено, быстрее формируется у детей несчастливых, живущих в проблемных семьях, в условиях, где у них рано возникает и быстро укрепляется ощущение себя как всегда обиженной стороны.

Таким образом, у родителей всегда имеется определенное временное «окно», в котором приказания ребенку воспринимаются им как собственные желания и мысли. Просто в каждом таком случае их нужно преподносить правильно, чтобы не вызвать у чада неприятных ощущений. Однако у родителей в таких условиях обычно первыми пробуждаются как раз не учительские, а диктаторские наклонности. Оттого у одних детей пора «нетканья» (манеры отвечать отказом на каждую просьбу) приходит лишь к 7–10 годам, а кто-то из родителей, напротив, сталкивается с непреодолимым сопротивлением чада уже в 3–5 лет.

Этот момент угадать невозможно – наверняка, даже будучи «мелкими тиранами» по отношению к собственному чаду, мы сами будем честно уверены, что всего лишь стремимся к справедливости в обращении со всеми. Поэтому анализировать собственное поведение в попытке предсказать, откажется или согласится ребенок сосать палец, если мы сейчас впервые потребуем этого, бесполезно. Мы можем определить степень развитости в нем собственного «Я» лишь практическим путем – запретив ему что-либо. Просто нужно быть готовыми столкнуться с отказом и сопротивлением, попыткой оспорить приказание.

Как и было сказано только что, дети способны на такое не с первого года жизни. Однако далее личность в них может «окрепнуть» с той или иной скоростью. И предсказать, когда она появится у нашего чада, невозможно. Таким образом, это может произойти в любой момент, даже с ребенком еще грудным, не научившимся ходить или говорить. А с момента, когда в чаде проявится человечек со своим личным мнением, эффективность всех запрещающих слов и даже наказаний за провинность сразу снизится на несколько порядков. Другими словами, малыш, который уже в состоянии понять разницу между своим и родительским мнением (они говорят, что привычка плоха, но ребенку она нравится), быстро сообразит, что ему разумнее опираться именно на свое мнение. И с этого времени начнется родительская головная боль… Как правило, первый конфликт интересов начинается с недоуменного детского «А почему?», попыток объяснить родителям, что ему нравится сосать палец, и, по его мнению, в том состоит безусловный аргумент в пользу «Оставьте мои пальцы в покое».

Само собой разумеется, папа и мама, которые столкнулись с пререкательствами такого рода впервые, тут же сделают попытку надавить сильнее – пригрозят наказанием. Если им удастся напугать ею ребенка, это еще не означает победу. Недостаточно прочная, пока еще податливая (подчиняемая) личность, скорее всего, выберет вариант с обманом. То есть чадо сделает вид, будто больше не сосет пальчики. Но на самом деле оно лишь перестанет делать это при нас и продолжит, когда мы не видим. Ну, а ребенок, в котором собственное «Я» уже очерчено достаточно четко, возможно, станет сосать пальцы с этих пор назло вдвое чаще и азартнее прежнего, с неприятной демонстративностью. Иными словами, родительские угрозы создадут для ребенка лишь новый мотив продолжать. Теперь уже наперекор, втайне (исключительно ради самоутверждения) или даже явно, как поступают более уверенные в себе или сильнее обиженные на родителей малыши.

Поэтому в самом общем виде можно сказать, что воспитание как процесс порождает неприязнь, напряженность, обиды между воспитателем и воспитуемым – двумя участниками процесса. С момента, когда ребенок начинает отличать свою точку зрения от чужой, он с удвоенной остротой замечает и собственное подчиненное положение – главенство и превосходство родителей над ним. Однако теперь то, что ранее казалось ему само собой разумеющимся и носило положительный оттенок (родители заботятся о нем, используя свое преимущество во всем, так что же тут плохого?), теряет привлекательность. Личность ребенка – это, по сути, первая формация в его теле (точнее, головном мозге), которая пытается отстоять его права и точку зрения безо всяких компромиссов и оговорок.

Естественно, что обучение чему бы то ни было обычно призвано во многом как раз изменить ее – расширить или сделать более гибкой, отменить под давлением новых, ранее неизвестных чаду фактов. Разумеется, личность ребенка будет инстинктивно сопротивляться – как и у любого взрослого, она уверена, что «никому ничего не должна», в том числе обучаться. По этим причинам учитель должен свободно владеть всеми приемами, позволяющими мотивировать, заинтересовывать (мы понимаем, в чем тут разница, верно?)… Однако родители, если они, конечно, не педагоги по профессии, редко способны как следует заинтересовать – дать ребенку положительные мотивы для выполнения требования. А первой реакцией у взрослых в таких случаях служит гнев на своевольного сорванца, осмелившегося им перечить, особенно если все это происходит на людях.

Именно досада и злость здесь неизбежны, и сразу по двум причинам. Первая состоит в том, что мы, взрослые, очень дорожим мнением о нас окружающих. И при этом нам прекрасно известно, что их мнение о нас будет складываться в том числе из наблюдений и за нашим ребенком. В данном случае – тем, который мало того, что «закусывает» сейчас грязной пятерней, так еще и не слушается нас!..

Вторая причина заключается в указанной выше «нотке» личного оскорбления – в нашей склонности относиться к детскому непослушанию так же, как и к «выяснению отношений» между взрослыми. С переходом в число «зрелых личностей» мы быстро забываем, что ребенок в споре, скорее, отстаивает свои взгляды, чем пытается изменить чужие. У детей личность только развивается. И она, если можно так выразиться, пока недостаточно уверена в самой себе, чтобы попытаться подчинить себе остальных.

Дети – неплохие манипуляторы, но эти действия направлены у них на расширение собственных возможностей, а не сужение наших. В мире взрослых, разумеется, все выглядит несколько сложнее. Зрелые социальные отношения основаны на конкуренции – на том, до чего еще не доросла робкая личность нашего чада. Дети на подобное пока не способны. Они лишь стремятся «ссадить» нас со своей, так сказать, шеи – хотят, чтобы мы от них «отцепились». Мы этой разницы не воспринимаем, потому что привыкли бороться с равными противниками, подозревать, будто каждая «шпилька» в нашу сторону направлена именно на нас. А значит, мы далеко не всегда в силах вовремя выйти из этого «образа» – вспомнить, что отказ может означать лишь отказ, и ничего более. Как следствие, мы реагируем на подобную сцену с удвоенной энергией и возмущением, воспринимая ее как личное оскорбление. И не замечаем при этом, что сами обижаем чадо, которое не хотело поначалу ничего особенного и не ожидало, что мы так «взорвемся». Естественно, после сцены, которая незаметно зашла так далеко (мы приписали ребенку мотив, которого у него изначально не было), ситуация, которую поначалу можно было решить просто и быстро, лишь усугубляется.

Итак, в подавляющем большинстве случаев нами движет «праведный» (нам кажется, что он обоснован) гнев – самый плохой советчик из всех возможных. При этом мы уверены, что шаги, к которым он нас подталкивает, может, и сомнительны, но эффективны, то есть прекрасно подходят для преодоления препятствий… В результате мы добиваемся реакции, однако негативной, противоположной тому, что было задумано. Но теперь мы наверняка поняли, что личность малыша, как и наша, непременно восстанет против попыток давления или принуждения. При этом в реакции детского «Я» будут и отличия от нашей собственной. Ведь мы – люди взрослые и несравнимо лучше владеем своими эмоциями и желаниями, мыслим куда расчетливее ребенка.

Это означает, что мы в ряде случаев сможем сдержаться или постараемся простить причиненную нам обиду из соображений, что ее нанесли ради нашего же блага… Более того, мы можем даже просто согласиться с кем-то другим под давлением выдвинутых аргументов. Но дети ничего этого не могут – ни контролировать первые порывы своего проснувшегося «Я», ни сдерживать эмоции, ни искусственно подавлять свою обиду. Единственное наше спасение в таких случаях – в детской сравнительно быстрой отходчивости, которая объясняется пока слабо развитой способностью головного мозга к длительному запоминанию. Но по этой же причине отходчивость ребенка тоже часто обманчива.

Так, он забудет случившееся уже через полчаса в первый раз, и во второй… Однако, во-первых, он забудет не полностью и наверняка в его голове сохранится хотя бы одна наиболее пора-зившая его изо всей ситуации деталь вроде оброненного случайно слова, жеста, взгляда или другой мелочи. Что именно это будет, предсказать невозможно – дети не видят общей картины и мыслят, как правило, очень детально, предметно. Взрослые так не умеют и давно уже не замечают подробностей в общем контексте. С течением лет наш взгляд и внимание становятся все более абстрактными, обобщающими десяток схожих явлений в один общий предмет для осмысления. Детям же сопоставлять и анализировать нечего – у них не так много жизненного опыта. Именно растущий опыт и объем знаний делает взгляд взрослого все более обобщенным, не замечающим деталей. Поэтому естественно, что дети рассуждают и смотрят на каждое событие совсем по-другому.

Так что ребенку из получасовой сцены может запомниться лишь пара секунд, и далеко не самых важных, с нашей точки зрения. Зато каждый раз, когда он будет «натыкаться» на нечто похожее (в том числе случайно, уже не по нашей воле), он будет вспоминать не весь первичный эпизод, а эмоции и состояние, владевшие им тогда.

Существует и второй немаловажный момент. Состоит он в том, что ребенок волей-неволей переключится (особенно при усилиях родителей) на другие мысли, чувства и занятия после одной ссоры, второй… Однако рано или поздно наступит момент, когда таких былых обид в его жизни случится не один десяток. И каждый новый эпизод начнет запоминаться, ассоциироваться с прошлыми случаями.

Фактически здесь произойдет то же, что и с лактацией. Ведь как бы ни был несовершенен разум новорожденного, в первые полгода жизни он все же ухитряется прочно связать уют и безопасность с процессом сосания груди (на то он и сосет сейчас вместо нее палец). Как мы понимаем, эта связь – чисто моторная, не осознаваемая разумом. Но она вырабатывается, и только потому, что эти ситуации повторялись достаточно часто. А это значит, что при определенной частоте повторяющихся скандалов наш ребенок так же быстро распрощается и со своей «отходчивостью». Иными словами, он начнет запоминать не столько подробности былых скандалов, сколько ощущение, что родители «желают ему зла», «не любят» его, «лезут в душу» и т. п.

В нормальных условиях накопленный за время детства массив негативных впечатлений впервые «всплывает» в подростковом возрасте, когда личность ребенка удваивает свои усилия по части становления. Но если мы будем стимулировать этот процесс постоянным давлением, моральным или даже физическим, так сказать, террором, это может случиться значительно раньше – уже к 5–7 годам. При этом значительную часть подобного негатива в отношения родителей и детей вносит как раз воспитание – необходимость навязать ребенку новый взгляд на тот или иной вопрос даже против его воли. Этот элемент приводит к обратному результату самого воспитания и, кроме того, может полностью разрушить семейные узы, любовь, когда-то существовавшие между родителями и ребенком. Оттого неправильное воспитание – вещь крайне опасная, содержащая сильный разрушительный потенциал. И чтобы наша попытка отучить ребенка от сосания пальца (или привычки похуже) не закончилась столь печально, следует забыть обо всех подсказках «маленького наполеона» у нас в мозгу. В сторону придется отставить и уязвленное детским непослушанием самолюбие. А вместо их сомнительных советов лучше попробовать следующие методы.

Практические советы

1. По статистике, мальчики подвержены привычке сосать палец значительно меньше девочек. Однако если уж они взялись это делать, то отучаются от этого самостоятельно куда реже, чем девочки. Так, более 80 % девочек отвыкает сосать палец в начальных классах школы, после первых 2–3 замечаний со стороны учителей или насмешек новых одноклассников. Мальчиков же такие аргументы могут совершенно не беспокоить вплоть до 12 лет (перехода от детства к подростковому возрасту). При этом чем больше, так сказать, стаж ребенка в деле сосания пальца/пальцев, тем сложнее отучить его это делать.

Возможно, по этой причине отечественная медицина рекомендует браться за отучение в первые же недели после появления привычки. Но если ребенок сосет палец/пальцы с самого рождения, начинать бороться с этим нужно не раньше, чем ему исполнится полгода.

2. Вспомним о наличии у привычки сосать палец сильной физиологической составляющей. Если ребенок еще не достиг годовалого возраста, его лучше всего переучить сосать палец, дав ему соску-пустышку. Обычно дети соглашаются на такую замену легко, особенно если получают через соску и прикорм – молочные смеси и напитки, жидкие кашки. Парочка таких эпизодов – и малыш сам начнет мусолить соску даже пустой, поскольку запомнит, что она нередко бывает и полной, то есть и успокоение дарует, и челюстям дает поработать, и из нее иногда можно высосать что-нибудь очень вкусное.

Если малышу уже больше года, значит, время соски уже прошло. Поэтому придется придумать что-то другое. Требовать вынуть пальцы из рта «немедленно» или «сейчас же» тоже пока не следует. Лучше начать с того, о чем вы, возможно, уже подумывали – о плавном переходе на пищу, близкую ко взрослой как по консистенции, так и по условиям ее приема. Скажем, можно начать давать чаду тот же прикорм, только уже за обеденным столом, в компании с остальными членами семьи. При этом нужно уделять ребенку львиную долю внимания. Будет отлично, если остальные домочадцы сделают то же самое, сосредоточи-вшись на «госте» за их столом вместо обычных для таких случаев бесед между собой.

Новая обстановка хороша тем, что отвлекает ребенка от привычки массой свежих впечатлений и ощущений, позволяет расшатать стереотип, будто прием пищи и сытость, с ним связанная, приходят только при сосании материнской груди. То есть малыш, которому все ново, которому льстит (а это настроение полностью должны создать мы), что теперь он ест «как взрослый», быстрее откажется от уже сложившегося представления о том, что еда поступает при сосании чего-нибудь. Он усвоит, что еду нужно жевать, а не высасывать, и что прием пищи – это весело и вкусно одновременно. Конечно, впоследствии (именно в силу слишком оживленной вначале атмосферы) ему придется объяснить, что за столом нужно есть, а не болтать или играть. Но пока преждевременно об этом волноваться, поскольку баловство детей во время еды – тема еще далекая, предназначенная, так сказать, для малышей от семи лет и старше.

Ребенка более раннего возраста от игры за столом все равно отучить невозможно. Таким путем у него можно только отбить всякую охоту есть со всеми или выработать ненависть к некоторым продуктам, поскольку именно в игровой форме дети познают свойства блюд, навыки обращения со столовыми приборами. Образно выражаясь, чаду совершенно необходимо отправить на пол (со всем содержимым, разумеется) хотя бы пару тарелок или стаканов, чтобы усвоить, почему этого делать больше не следует. Аналогично ему нужно также как следует уколоться вилкой или порезаться ножом, чтобы после, когда мы всерьез возьмемся за его обучение обращению с ними, оно гарантированно не попыталось ткнуть ими в глаз нам или себе.

Таким образом, родителям в любом случае предстоит перетерпеть некоторый период подо-бного баловства, со стиркой одежды после каждого приема пищи и сокрушенными причитаниями бабушки, которой овсянка угодила прямо в лицо, так как она имела несчастье сесть рядом с ненаглядным внуком… Последствия этих «увеселений» на начальном этапе, несомненно, добавят нам проблем в будущем, но это будет после. Сейчас нашей целью является искоренение привычки куда более сложной, прочной, многогранной, чем размахивание ложкой и разговоры с набитым ртом. Последнее пройдет и само довольно быстро – обычно для этого остальным сидящим за столом достаточно пару раз договориться провести весь обед в полном молчании, не откликаясь на обращения болтуна. Привычка же сосать палец в качестве воспоминания одетском способеприема пищи может оказаться куда прочнее и опаснее, поэтому здесь нам выбирать не приходится.

3. Конечно, новые навыки жевания и питья как принципов поглощения жидких/твердых продуктов заметно расшатывают детское представление о пище как субстанции, которую нужно откуда-то высосать. Будет отлично, если мы сможем не связать у малыша переучивание с одного на другое с негативными ощущениями. Поэтому его в данном периоде нужно лишь поощрять к обучению, но не корить, одергивать или, тем паче, наказывать за пролитый на пол компот. Однако дети редко сосут палец именно за столом. Обычно это желание настигает их в перерывах между приемами пищи, тем более что питание по «взрослому» графику нетипично и неудобно для детей, привычных есть часто, но понемногу. Поэтому торопиться с переводом чада на трехразовый режим питания не следует – переучивать нужно только на употребление «взрослой» пищи, поскольку его потребностям соответствует лишь эта часть. Таким образом, ребенок вместе со всеми должен съедать меньше остальных – чтобы его можно было «подкормить» еще несколько раз в перерыве между завтраками, обедами и т. д. Говоря еще проще, порции для каждого приема пищи ему следует накладывать небольшие, из расчета 4–5 кормлений в день плюс определенное количество даваемых отдельно лакомств.

4. Конечно, все дети гораздо охотнее едят лакомства чем полезную еду, поэтому впоследствии сладкое и соленое приходится ограничивать – устранять из рациона обожаемые чадом чипсы и конфеты, заменяя их борщом и пюре. Это лишь обижает малыша и приучает его к мысли, что мама по непонятным причинам «назло» кормит его всякой «гадостью» вроде капусты и картошки.

Конечно, нельзя сказать, что этот подход столь уж плох – избыток сладостей и, тем более, полуфабрикатов в рационе еще никому не пошел на пользу, будь он ребенком или взрослым. Но в нашем случае дело даже не в сравнительных степенях полезности тех или иных блюд, а в том, что обязательно необходимо «зарезервировать» в рационе ребенка определенное количество килокалорий – тех, которые мы потратим на сознательное отучение ребенка от сосания пальцев.

Одной из положительных мотиваций для людей всех возрастов является пища – лакомство в качестве именно вознаграждения за предпринятые усилия. Признаемся честно: и мы, уже хорошо владеющие собой взрослые люди, тоже нередко благодарим себя за маленькие победы с помощью именно еды. А у детей такие поощрения вообще являются основными. Поэтому от нас требуется сперва убедиться, что введение новой системы поощрений не приведет к нарушению рациона ребенка и к перееданию, а затем можно приступать к реализации самого метода.

Можно попросить ребенка больше не сосать пальчик, потому что это вредно для его зубов, некрасиво, может привести к проглатыванию возбудителей, от которых у него потом заболит животик и проч. Кстати, в контексте возможных заболеваний мы можем прибегнуть к маленькому обману – упомянуть те из них, которыми ребенок уже страдал в недавнем прошлом. Это не слишком хорошо с моральной точки зрения, зато куда более эффективно, чем угрозы и наказания. Вспомнивший свои былые страдания малыш наверняка задумается, хочется ли ему «второго раунда». Поэтому предостережение, основанное на его реальном опыте, подействует лучше любого другого.

После объяснений, сделанных спокойным, не таящим угроз и намеков на наше личное недовольство тоном, следует предложить ему замену. Например, это можно сделать так: «Будешь получать по конфете/кусочку банана/яблока и прочих вкусностей каждый раз, когда тебе захочется пососать пальчик, но ты удержишься». Предложите чаду приходить к вам, когда ему захочется в очередной раз «полакомиться» пальцем, и просить что-нибудь вкусненькое. Не нужно специально требовать от ребенка каждый раз пояснять, чем он заслужил очередную ложку мороженого. Если он будет каждый раз напоминать себе, что началось это все с сосания пальцев, он никогда не забудет свою привычку.

Лакомство-вознаграждение нужно менять по несколько раз вдень (скормили один банан – следующим берем яблоко или грушу). За один раз малышу не следует давать слишком много. Во-первых, маленький притворщик начнет бегать к нам за любимыми конфетами очень часто – вероятно, даже чаще, чем ему будет хотеться сунуть палец в рот. Во-вторых, период переучивания предстоит длительный – минимум несколько недель постоянного «прикорма». Поэтому порции должны быть маленькими, чтобы они не превращались в еду, оставаясь просто лакомством.

В процессе отучения необходимо следить, насколько искренен с нами ребенок. Как было сказано выше, в подавляющем большинстве дети реагируют враньем на первую же попытку отучить их от чего-либо. Увы, мы сами учим их лгать с самого детства – не нарочно, случайно. Например, когда отпрашиваемся у начальника под предлогом вымышленного недомогания, а чадо слышит наш разговор и видит, что мы вполне здоровы. Кроме того, мы лжем детям, когда говорим, что мама любит папу по-прежнему, и вообще у них все в порядке, в то время как ребенок явно задал вопрос, подозревая противоположное. Словом, дети быстро усваивают суть и лжи, и скрытности. Это неизбежно, потому что без них мы сами во взрослом обществе не проживем, а дети стремятся скопировать все особенности нашего поведения. Так что в ответ на прямо поставленное требование не делать чего-то ребенок может быстро сообразить, что просьбу мамы вовсе не обязательно выполнять буквально. Для многих малышей этот ход мыслей естественен – мы и сами не поверим, насколько, пока не убедимся. Досадовать на это поздно – рано развившаяся способность обманывать вовсе не означает, что наш ребенок «загублен» как будущий хороший и честный взрослый. Скажем так: обычно родители учат детей лжи удачной и полезной – той, что приносит выгоду. Поэтому, как и все уже опытные лгуны, они убедительны и предусмотрительны, и мелкие бытовые обманы легко сходят им с рук. Но при этом родители совершенно забывают указать наблюдательному чаду на причины своего успеха, а также на неудачные случаи из прошлого, когда ложь вскрылась, пошла им отнюдь не во благо, они ненароком стали ее заложниками и т. п. По сути, для отучения от вранья детям следует своевременно показать именно это – отрицательную сторону методов, которые мы при них реализовали с неизменным успехом. Потому пока родителям нужно учесть, что их, возможно (и даже вполне вероятно), попытаются обмануть – перестанут сосать палец лишь в нашем присутствии. А значит, нужно проконтролировать процесс хотя бы частично, чтобы не дать ему развиться в полноценную лживость ребенка лишь потому, что первый опыт станет столь успешным – и родители ни о чем не подозревают, и вознаграждения поступают в рот бесперебойно.

Отучать ребенка от вознаграждений после того, как исчезнет целевая привычка, следует постепенно – ненавязчиво сводя их на нет. Лучше всего либо потихонечку обесценивая награду: «Ты теперь большой и умеешь не сосать пальчик, не грызть ногти и без конфетки», либо указав на положительные стороны достигнутого результата как на главный приз: «Смотри, какие ручки красивые, пальчики ровненькие, мягонькие, нежные, сильные» и т. д. Не следует напоминать уже почти переучившемуся с пальца на лакомства чаду, почему мы вообще завели эту практику.

5. Сосание пальца у многих детей довольно строго связано с определенными состояниями. Легко заметить, что они сосут его от обиды, скуки, испуга, в момент напряженных размышлений и т. д.

В таком случае ребенка, когда он входит в это состояние, разумнее просто отвлечь, безо всяких дополнительных хитростей. Иными словами, если нам не составляет труда связать одно-два его состояния с этой привычкой, в дальнейшем мы наверняка сумеем избегать их почти полностью, особенно если постараемся.

От воскрешающих негативную привычку ситуаций детей лучше всего отвлекают занятия, требующие работы руками. Этот совет наиболее универсален, так как он позволяет одинаково успешно прекратить сосание пальца почти во всех вариантах – и от скуки, и от обиды, и во время специфичных увеселений (просмотра телевизора, например). Поэтому займем чадо лепкой, рисованием, несложной, но совместной (чтобы контролировать темп работы) уборкой, игрой в «ладушки» и т. п. Азарт игры в любом случае придется поддерживать на высоком уровне, заинтересовать ребенка, чтобы она захватила его на 15–20 минут (примерно столько нужно детям, чтобы ручки устали, и желание пососать палец ушло).

6. Как уже говорилось выше, детям необходима стимуляция органов и тканей ротовой полости, пищевода. Дело не в одном сосании пальца: очень скоро у них еще молочные зубки резаться начнут, а за ними – и постоянные. Так что, возможно, стоит попробовать заменить как пальцы, так и соску чем-нибудь вкусным, но твердым – например, кусочками яблока и моркови, сырокопченой колбасы и др. В этом смысле полезно и мороженое – его лизание отлично разминает мышцы языка. Только не нужно выбирать проду-кты, которые ребенок не любит, – он не отдаст предпочтение им перед пальцами ни при каких обстоятельствах. Если уж мы решили заинтересовать его, это нужно делать с пониманием, что одними полезными продуктами дело все равно не обойдется.

В данном случае акцент нужно делать на полезности не столько пищевой, сколько жевательной – развивающей челюстной и мышечный аппарат. Иными словами, очевидно, что яблочный фреш полезен не меньше яблок, а вот густо приправленные ароматизаторами сухарики «со вкусом копченостей» в этот ряд вообще не попадают. Однако, если мы сравним эти три продукта с позиции того, что полезнее для ротового аппарата, мы увидим, что «не попадает» здесь именно фреш, а вовсе не сухарики, не так ли?

7. Нужно обратить особое внимание на степень активности и, если угодно, развитости детских рук. Возможно, ребенку недостает не столько пищевкусовых, сколько тактильных ощущений? Быть может, мы слишком часто запрещаем ему прикасаться к различным поверхностям и предметам? Ясно, что мы это делаем как раз потому, что после он обязательно потянет их в рот – вместе с возбудителями инфекций, разумеется. Тем не менее сосание пальца восполняет не только, так сказать, кулинарный, но также и тактильный «пробел». А это значит, что мы сами можем создать порочный круг, когда чем меньше чадо тянет ручонки к чему бы то ни было, тем активнее оно сосет палец или пальцы.

Тактильный, а не пищевой голод в случае с детьми не стоит недооценивать. Взрослым людям не нужно ощупывать предмет, чтобы определить его свойства. Для этого у них имеются знания о схожих предметах, словесные пояснения окружающих, отличное зрение, понимание, что незнакомые предметы и вещества часто безопаснее просто осмотреть, а уж после – прикасаться к ним. А вот у ребенка ничего этого нет. В том числе хорошего зрения, которое тоже появляется лишь годам к пяти, а до тех пор оставляет желать лучшего, так как зрительные бугры в коре, зрительный нерв и сетчатка глаза учатся видеть далеко не сразу. Оттого для детей так важно все понюхать, потрогать и попробовать на вкус. У них нет ни достаточного словарного запаса для понимания родительских описаний, ни знаний для теоретического сопоставления. А значит, у них и есть лишь эти три метода познания, и наши запреты трогать «гадость» ничем не будут заменены.

Исходя из этого, можно предположить, что чаду просто недостает впечатлений, даруемых прикосновениями к различным предметам и субстанциям. Частично этот голод утоляет направленная работа руками – лепка, рисование и т. д. Но этого может быть недостаточно, поскольку уже знакомая глина на ощупь сильно отличается от грязи, добытой в ближайшей луже… Поэтому ребенку, сосущему палец по причине тактильного голода, необходимо делать легкий массаж кистей и стоп.

8. Тактильные ощущения должны быть разнообразными. А значит, стоит немного «ослабить поводок» в случаях относительно безопасных – когда ребенок пытается потрогать предметы не острые и не горячие, а просто необычные. Например, зубья расчески, домашнего кота (да-да, есть риск остаться поцарапанным, но лучше пусть он усвоит его сразу, так как все животные в этом смысле одинаковы) и т. п. Аналогично малышей лучше не удерживать от действий, схожих с баловством, но безобидных. Скажем, таких, как копание в старых бумагах и газетах, рисование смывающимися красками (мелом, так называемыми исчезающими чернилами) на поверхностях вроде линолеума, крашеных дверей и др.

Также ребенка не помешает познакомить со специфичными текстурами – засохшим цементом и натуральным хлопком, шелкографией на обоях и др. Подобные знакомства особенно актуально проводить, именно чтобы отвлечь его от очередной попытки сунуть палец в рот. Например, заметив это движение, можно сказать: «Давай-ка, я тебе кое-что покажу!», и тут же протянуть ему очередной «образец». Это может быть кусок полотна, необычное изделие из натуральной кожи (например, браслет). С такими целями родители часто покупают игрушки из текстурных материалов (флис, шерсть), фигурки из соленого теста, поделки из бересты, коры и проч.

Словом, лучшими помощниками в данном случае для нас, несомненно, станут не магазины детских товаров, а мастера, у которых можно заказать изделия необычные, авторские (особенно в смысле материала исполнения). Однако возьмем себе на заметку, что, если мы купили предмет, сделанный не на заказ (не предназначенный для игр), его предварительно придется обезопасить, то есть предварительно удалить все, что может нанести ребенку вред в процессе знакомства сновой игрушкой(мелкие металлические элементы, булавки и прочие колющие детали).

9. Действующее на нервы движение ладошки прямиком в рот несложно прервать и обычными объятиями, поцелуем. Дети нередко сосут пальцы в условиях, когда мы не можем предложить им ничего из обычных «заменителей», например, на улице или в магазине. Вобщественных местахмы часто заняты чем угодно, кроме ребенка, и не имеем возможности отвлечь его от пальцев обычными средствами. Чадо же в незнакомой обстановке нервничает вдвое сильнее, а потому нуждается в успокаивающем посасывании пальцев, как нико-гда. Так и получается замкнутый круг – на каждой прогулке пальчики рта не покидают, а мы ничего толком и сделать с этим не можем, хотя дома уже хоть как-то с этой проблемой справляемся.

Ругать ребенка в таких условиях недопустимо. В качестве альтернативы существует вариант, ко-гда мы, подметив начало движения, должны немедля отвлечься от всего на свете, взять ребенка на руки или за руки, заговорить с ним, поцеловать. Словом, уделить внимание только ребенку – хотя бы в течение пары минут каждый раз, когда он вновь потянет пальцы в рот.

10. Аргумент вроде «взрослые пальчик не сосут», предъявленный с намерением стимулировать желание ребенка стать «совсем как мама и папа», обычно неэффективен. Дело в том, что привычки как таковые всегда являются делом личным. Мы, будучи взрослыми или детьми, никогда не судим о них с позиции полезности или адекватности, соответствия определенным возрастным рамкам и т. д.

Как уже говорилось, максимум, на который в таких случаях способен взрослый – это поддаваться определенно не «имиджевым» привычкам только в одиночестве, удерживаясь от рефлекса на людях. Однако неспособность судить о них как «хороших» или «плохих» одинакова у всех возрастов.

По этой причине родительское замечание и не сработает – ребенок не соотносит представление, насколько он «взрослый», с тем, насколько часто он сосет палец. А значит, требовать от него подражания в этом плане нам бессмысленно и даже, возможно, небезопасно. По крайней мере, есть риск, что чадо, восприняв наши слова уж слишком всерьез, бросит сосать палец, но начнет вместо этого делать то же, что наверняка делаем по привычке мы. Например, грызть в раздумьях кончик ручки, дергать себя за мочку уха, чесать висок, крутить пряди волос и т. д. Именно из-за наличия у всех нас личных, особых привычек выдвигать требование подражать кому-то не следует – тем более в случае с детьми, которые подражают всегда с охотой и очень точно!

Что делать, если обычные методы не действуют?

Конечно, результатов таких мягких, учитывающих все нюансы попыток не стоит ожидать сразу, на их получение понадобится несколько недель. Как вы наверняка уже заметили, и не на одном примере из жизни, самый короткий путь к решению проблемы – радикальный, подразумевающий давление. Однако мы пытаемся этого избежать, и поступаем правильно. Несомненно, если мы прибегнем к угрозам или даже физическим воздействиям (шлепки по рукам и другим частям тела), то наверняка перестанем видеть своего отпрыска с пальцами во рту уже через несколько дней и уже навсегда. Однако у каждого решения есть свои последствия. В данном случае главными следует считать два долгосрочных результата. Первый из них тот, что ребенок уже с этого момента начнет испытывать к нам и нашему «воспитанию» устойчивую неприязнь. А второй заключается в раннем обучении чада искусству лжи. То есть вероятно появление у него новой привычки – врать систематически, виртуозно и весьма убедительно, скрывать от нас все, что, по его мнению, может нас не «устроить». А значит, на примере такого пустяка, как сосание пальцев (согласимся, не так уж страшно – смотря с чем сравнивать), мы сильно рискуем показать ему пользу и эффективность вранья. И научить, что нас провести несложно, что мы вообще лишь хотели, чтобы он не делал этого при нас. А ведь лживость намного опаснее сосания пальцев, особенно в будущем.

Поэтому мы определенно сделалиправильный выбор. Однако он не лишен и недостатков, главный из которых заключается в недостаточной мотивации у ребенка прекратить делать это хотя бы в нашем присутствии. Увы, все мы несговорчивы и непослушны, особенно если сами не видим никаких причин отказываться от столь невинного развлечения, как одна из наших привычек. Хорошо, если кому-то удастся убедить нас с помощью мер не принуждающих, и, тем не менее, эффективных, но ведь такие еще нужно подобрать, а это не так просто сделать.

Поэтому следует быть готовыми к ситуациям, когда мы окажемся столь плохими знатоками натуры своего чада, чтобы так и не найти подходящий нашему случаю метод. Либо же его привычка окажется столь упорной, чтобы ее так ничто и не «взяло». Такое случается чаще, чем кажется. Во-первых, процент сосущих палец детей очень высок, и он составляет в разных возрастных группах более 75 %. Во-вторых же, у сосания пальца имеется сразу несколько веских причин. Тут и физическая потребность в развитии ротового аппарата, и психологическая потребность в само-успокоении, комфорте, и вероятный дефицит тактильных впечатлений. Привычка может оказаться весьма упорной к искоренению лишь потому, что зиждется лично у нашего чада сразу на нескольких основаниях. И все, одного этого нюанса будет вполне достаточно, чтобы мы не справились!

Поэтому избавиться от самого по себе сосания пальца не столь сложно – в том смысле, что, скажем, по поводу ряда других привычек объяснения у фрейдизма заготовлены куда более пространные. Тем не менее, сложности добавляет юный возраст обладателя привычки, делающий совершенно непонятными большинство аргументов в пользу отказа от нее. Как уже было сказано, в школьные годы дети быстро отучаются – под влиянием многочисленных насмешек одноклассников. А если этого не происходит там (редкие, но не исключительные случаи), то уже стопроцентной гарантией становится переход к подростковому возрасту. Ребенок, в котором просыпается естественный интерес к противоположному полу, уж точно заметит, как его представители смотрят на палец во рту. И в этот момент инстинкт, по силе превосходящий сосание пальца во много крат, обязательно доставит нам желаемое – уже почти подростка, у которого эту привычку «как отрезало».

Впрочем, до того момента с нашим чадом и впрямь может случиться многое – все зависит от того, сколь упорно и часто оно будет сосать палец. Как мы уже говорили, угроза реальной деформации прикуса и линии зубов, костей самого пальца не столь уж высока. Другими словами, для того, чтобы постоянные зубы выросли кривыми, ребенку нужно сосать палец в течение как минимум 5–6 часов в сутки, что случается редко. Дело в том, что с возрастом периоды сосания пальца все равно заметно укорачиваются, даже если сама привычка не исчезает полностью. Поэтому на практике деформации линии зубов или прикуса имеют отношение именно к ней не более чем в 10 % случаев, хотя этот показатель минимальным не назовешь. Ну, а изменить форму фаланги пальцев или сделать ее длиннее еще сложнее, чем нарушить рост зубов.

Зубы более податливы к воздействию извне (зализыванию языком или нажатию пальцев) элементарно из-за своего маленького размера и мягкости надкостницы, из которой они растут. Фаланги же пальцев образованы костями совсем иными – трубчатыми, прочными, опирающимися на не менее определенной формы сустав. Так что сравнивать одно с другим невозможно. И по-настоящему распространенных проблем при сосании пальца существует лишь две: неприятности с кожей пальца (особенно у ногтевой лунки) и потенциальная угроза, так сказать, слизнуть с поверхности кожи опасного возбудителя.

Конец ознакомительного фрагмента.

* * *

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Я хорошо себя веду и дома, и в гостях. Как отучить ребенка от вредных привычек и научить хорошим манерам (Е. В. Любимова, 2015) предоставлен нашим книжным партнёром -

Кусание ногтей, разбрасывание одежды, употребление нехороших слов - вот неполный перечень проблем, возникающих перед растерянным, а иногда и взбешенным от детской глупости родителем. От изобилия психологических рекомендаций легче ему не становится(многие советы такие обтекаемые и обобщенные, что применить их конкретно к себе и своему ребенку вреальной жизнипрактически невозможно). Например:-"Вам необходимо изменить своё отношение к ребенку- возможно, вы его слишком подавляете своей авторитарной личностью". Но, подумайте, как может измениться 30-летний человек, имеющий устоявшиеся принципы и привычки!? Многие даже не представляют, как это сделать... Вот так взял и с понедельника стал другим человеком? Очень маловероятно...

С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ...

Многие родители на собственном опыте убедились в том, что одними запретами и замечаниями проблему дурных привычек не решишь. Даже, наоборот, происходит обострение ситуации: чем больше акцентируете внимание на проступке, тем чаще он его совершает вновь. И это естественно, т.к. желание повторять то или иное действие просто загоняется внутрь подсознанияи и, соответственно, контролю уже не подлежит(оно лишь только усиливается...по принципу "плотины на реке").
Ребенок,тем самым проявляет своё желание "не взрослеть", это может быть в случае "недетского" детства ребенка, когда окружающие требуют от него ЧЕРЕСЧУРТхорошего поведения, взваливают не по годам большую долю ответственности, не дают выплеснуться наружу его детским эмоциям. Вот и возникают психологические "ножницы"- несоответствие требований взрослых реальным возможностям ребенка. Отсюда и вытекают невротические привычки(к примеру, писание в постель).

МЕТАФОРА В ПОМОЩЬ...

Предлагаю метафору родителям, чьи дети страдают энурезом(писание в постель). Рассчитана в основном на мальчиков(т.к. обычно этот недуг случается именно у них). Прочтите её ребенку(для детей старше 4-х лет), выделяйте ИНТОНАЦИЕЙ и ВЗГЛЯДОМ ключевые слова, написанные крупным шрифтом. Можете совместно нарисовать метафору-сказку и повесить рисунок на видное место. Вставляйте ключевые слова в свою повседневную речь(можно и во время посещения им туалета).

Жил-был мальчик. И жил он в большом сказочном замке, потому что был королем и управлял целой сказочной страной "МОГУЯ". Дел у него всегда было очень много: кого-то накормить, кому-то что-то построить, с кем-то провести нужные учения...Так что целыми днями он был занят ПО САМУЮ МАКУШКУ. Жаль только, что и ночью ему покоя не было: ведь кто-то должен был сторожить ворота замка. Обычно, они всегда были закрыты и, если днем кто-то хотел покинуть королевство, он просто приходил к мальчику и говорил:"Я хочу выйти.Отпусти меня!" И все было нормально...
Но ночью некоторыеплохие людиноровили покинуть замок без всякого королевского разрешения: они сами открывали ворота и убегали, унося с собой порой нечто ценное. И вот что обидно- чаще всего они так поступали БЕЗ ВСЯКОЙ НАДОБНОСТИ! Мальчик просто устал бороться с ними, не высыпался по ночам, потому что каждую ночь ему приходилось выбираться из своей теплой постели и смотреть, не убежал ли кто-нибудь опять...И тогда к королю пришли два его самых лучших воина и сказали:"Давай мы будем сторожить ворота вместо тебя? Если же ночью кому-нибудь ПРИСПИЧИТ выйти из замка, один из нас прибежит к тебе и скажет: "Вставай,КОРОЛЬ, иди и открывай ворота".
И стал с тех пор мальчик СПАТЬ спокойно. Он знал, что теперь два его верных стражника ИСПРАВНО охраняют его королевское величество и днем и ночью.

ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ...

Есть несколько способов искоренения нежелательной привычки у ребенка. Одно "но"...Все способы-манипулятивные, т.е. они не устраняют причину, а только способствуют устранению у ребенка делать то, что раньше доставляло ему удовольствие.
Если вы растерялись и не знаете, как отучить ребенка от плохой привычки, предлагаю несколько способов-приемов:
"Делай как я!". Поразмышляйте на тему "А не повторяет ли мой ребенок чье-то поведение в семье?". Ведь часто бывает-отец не убрал за собой постель,и сын подражает ему...мать надевает рваные колготки- и дочь не блещет опрятностью...
Конечно, от одного обнаружение факта копирования само нежелательное поведение не исчезнет, поэтому лучше ориентировать ребенка на установку "Ты- другой, ты- лучше!". Другими словами-ставить перед ребенком сверхзадачу: быть не просто похожими на родителей, а стараться стать лучше...
"Право на выбор". Ребенку предлагается самому выбрать свой вариант поведения: один-сдурной привычкойи без поощрения, другой- без таковой, но с "призом" за её преодоление. И ребенок сам решает, как ему себя повести. Он должен ЗАХОТЕТЬ действовать по-другому, а не поступать так по чьим-то авторитетом. Например, девочка хочет спать рядом с мамой. Ей предлагается выбор: "Спишь со мной, но без пальчика во рту...либо в своей кроватке, зато и дальше можешь сосать свой палец". Как у героини Ф.Раневской:"Девочка, что ты хочешь- поехать на дачу или чтобы тебе оторвали голову?"
"Зеркало". Человек не может наблюдать сам за собой: как только он начинает это делать-естественность его поведения пропадает. Точно так же и ребенок- многие действия он совершает автоматически(например, ковыряя в носу...). В такой ситуации желательно сразу отобразить его поведение- сделать то же самое, чтобы он как в зеркале увидел себя со стороны. К тому же ребенок, как и взрослый, очень не любит быть копируемым кем-то.
"От противного". Это самый эффективный способ изменения любого человеческого поведения. Все мы знаем, что "любить по принуждению-затруднительно". Смысл приема- как можно чаще просите ребенка повторить нежелательное действие("что-то ты давно ногти не грыз-погрызи пожалуйста"...через некоторое время снова: "будешь смотреть телевизор-не забудь ногти погрызть"). Если ваш малыш употребляет нехорошие слова, позвольте ему в какой-то момент ими выкричаться или заставьте произнести их 20 раз подряд...

ПРАКТИКА...

В одной семье отец своеобразным способом приучил дочь к порядку. Споткнувшись в очередной раз о ее сапоги в коридоре, он просто спрятал их за мусорным ведром(обратите внимание, не просто спрятал, но ещё и унизил вещь девочки). Слезы, опоздание на гимнастику, насмешки близких- все это надолго запечатлелось в ее "девичьей" памяти. Сапоги с тех пор всегда стояли в положенном месте...
Лучше приучать ребенка не разбрасывать вещи с самого раннего детства, можно с помощью игры:"Давай уложим кубики спать", "Кто быстрее уберет игрушки-ты или я?". Ведь очень часто мамы или бабушки ходят и подбирают всё за ребенком, потому что так быстрее, а потом в школьном возрасте пытаются приучить его к порядку...
Самый благоприятный возраст для привития любви к порядку- 2 года. Не пропустите это время. Используйте его каждый день для формирования у ребенка хороших,культурных навыков поведения. Ведь учить чему-то новому намного проще, чем переучивать! Так же как проще сшить новое платье, чем перекроить надоевшее старое...

Спасибо за внимание
Материал метафоры книга Т.Е. Волковой"Психологам", советы по воспитанию- журнал "Психология"

Вредные привычки у ребенка - сосание пальца

Вопрос о том, что является вредными привычками, - один из самых спорных. Одни родители считают недопустимым, чтобы ребенок смотрел телевизор, другие садят перед телевизором ребенка с самого раннего возраста «чтобы не мешал»; одни не дают ребенку конфеты – другие не видят в конфетах ничего страшного; некоторые категорически запрещают пить «Кока-Колу» и есть в «МакДональдсе», тогда как, другие каждый день вечером привозят оттуда еду.

Вредные привычки у ребенка

Но мы сегодня поговорим о двух вредных привычках, которые практически ни у кого не вызывают сомнений в их «вредности». Это привычка сосать палец и привычка грызть ногти. Даже у людей без специальных знаний возникают ощущения, что эти привычки похожи друг на друга и каким-то образом взаимосвязаны. И, действительно, не всегда, но часто одна плавно перетекает в другую. Ведь практически не существует 10-летних детей сосущих палец, но зато существуют даже взрослые, грызущие ногти.

Проявление вредных привычек у ребенка

Для того чтобы понять, как бороться с этими привычками, сначала попытаемся понять почему и как они возникают, ведьлучший способборьбы с вредными привычками- это не допустить их появления, то есть профилактика.

Сейчас возрождается представление огрудном вскармливаниикак о необходимом процессе в развитии ребенка. Но, когда люди вспоминают «хорошо забытое старое», появляются преувеличенные ожидания позитива от этого самого «старого». Представление о том, что ребенок получает сгрудным молокомне только молоко, но и момент «успокоения и умиротворения» абсолютно верно, но тут главное не забывать, что уже у ребенка 18 месяцев должны быть сформированы способы успокоения, не связанные со ртом. И чем старше ребенок становится, тем меньше должно возникать ситуаций, когда мать успокаивает ребенка с помощью процесса сосания. Это касается и всевозможных «сосок с компотиком» и пустышек. Если мамы, дающие соску для успокоения в 2,5 года, подозревают, что поступают не совсем правильно, то мамы, успокаивающие детей с помощью «натуральной груди», искренне убеждены что совершают благо.Чем дольше ребенка успокаивают через сосательный процесс, тем тяжелее оторвать его от такого способа успокоения. Отсюда вытекает вероятность того, что у ребенка разовьется одна из следующих вредных привычек - сосание пальцев, употребление пищи как успокоительного (склонность к перееданию, а значит к ожирению) и, наконец, привычка грызть ногти.

Как ни странно, часто, к 5-6-летнему возрасту дети, которых «недокормили» грудью и дети, которых «перекормили» грудью имеют одни и те же способы успокоения - руки возле рта. И, если сосание пальцев самостоятельно уходит к старшему возрасту, то привычка грызть ногти и успокаиваться едой часто остается на всю жизнь, иногда трансформируясь в курение, которое невозможно вылечить никотиновым пластырем, потому, что главное в ней – предмет во рту. А как много учеников старших классов, которые грызут ручки, да и взрослых, у которых эта вредная привычка имеет те же корни. Поэтому маме младенца стоит осознавать, что не стоит слишком часто эксплуатировать волшебную способность сосания успокаивать ребенка после 1,5 лет.

Надо осознанно делать упор на такие способы успокоения, как телесный контакт, поцелуи, песни, стихи и сказки, рассказанные особыми интонациями. Все это поможет ребенку сформировать более «взрослые» способы успокоения и умиротворения.

Вредные привычки у ребенка - грызть ногти

Что делать, если у ребенка уже есть вредная привычка?

Во–первых, если мама твердо решила бороться с вредной привычкой, она должна максимально понизить стрессовую ситуацию в жизни ребенка. Нельзя одновременно бороться с вредной привычкой и приучать к горшку, бороться с вредной привычкой при переезде на новое место жительство, или адаптации кдетскому садику. Один стресс, наложенный на другой, даст отрицательную реакцию и возможно закрепит привычку еще больше. Во-вторых, следует увеличить телесный контакт с ребенком (но не совместное засыпание в одной кровати) и вербальные способы успокоения (песни и сказки). В- третьих, на первых этапах избавления от вредной привычки стоит заменить руки предметами не похожими на соску, но позволяющими их сосать – чашки-непроливайки, соки с трубочкой. Увеличьте количество жидкости, потребляемой через трубочку, но она не должна быть слишком сладкой и калорийной. У детей старше 5-ти лет возможно употребление сосательных леденцов, но с жестким контролем их количества и постепенным уменьшением его.

Очень важно не ругать ребенка за вредную привычку, потому что мамин гнев автоматически повышает тревожность ребенка, а это приводит к усилению привычки. Лучше вербально игнорировать факт, но стараться мягко убрать руки ото рта ребенка. Страшные рассказы о микробах, глистах и болезнях могут только усилить тревогу ребенка, или будут вообще не услышаны.

Подобные вредные привычки достаточно тяжело ликвидировать, потому, что они имеют мощное бессознательное инстинктивное подкрепление. Гораздо легче не допустить их появления. Просто надо поступать не так как легче и комфортней в данный момент, а так как необходимо, чтобы ребенок вырос психологически здоровым.

Северенчук Наталия, психолог в Семейном Клубе «Авант»

Инструкция

Причиной появления вредных привычек считается внутреннее нервное напряжение. С помощью таких действий пытается успокоиться. Возникновение таких привычек происходит враннем возрастеот чувства страха или одиночества. Когда ребенок оставался один, он искал успокоения - теребил волосы, грыз ногти, ковырялся в носу и т. д. Поэтому не ругайте за такие действия.

Ваше вмешательство способно лишь усилить нервное напряжение. Переключайте внимание ребенка на новые, интересеные для него вещи, книжки. Лучшая борьба с привычками - формирование новых, полезных. К тому же, если его постоянно одергивать, навязчивые действия могут закрепиться, и он будет пользоваться ими каждый раз, когда нужно привлечь внимание родителей.

Для борьбы с привычками ипользуйте игры, дети лучше всего восприимают такие методы. Если сформировалась вредная привычка грызть пальцы - «познакомьте» с ними и обьясните значение каждого из них. После того как он начнет воспринимать пальчики своими друзьями, желание сунуть их в рот и причинить им боль значительно уменьшится. Для детей помладше нужно найти альтернативу - если вы заметили, что ребенок собрался погрызть пальцы, дайте ему в руки какую нибудь яркую игрушку. Переключайте его внимание с этой привычки, постепенно потребность в ней иссякнет.

Так как внутреннее нервное напряжение чаще всего возникает в результате дефицита внимания, недостатка ласки и физического контакта с родителями, уделяйте ребенку как можно больше времени. Создайте дома атмосферу комфорта и безопасности, не разгововаривайте в присутствии малыша на повышенных тонах. Почаще берите его на руки, обнимайте и целуйте - ребенок должен постоянно ощущать вашу любовь.

Нервное напряжение помогают снять ритмичные движения. Если ребенок еще маленький, укачивайте его перед сном и включайте тихую ритмичную музыку. Приобретите комнатные качели и ежедневно качайте малыша по 15-20 минут в день. Детям постарше можно каждый день прыгать со скакалкой или танцевать вместе с родителями.

Вредные привычки в семье, приносят вред как родителям, так и детям. Как бороться с вредными привычками и искоренить их?

Инструкция

Сначала членам семьи необходимо осознать проблему, ведь многие люди, пренебрегающие советами о здоровом образе жизни, заводят семьи и под влияние пагубных привычек попадает вся семья. У детей с ранних лет формируется положительный настрой к нездоровым пристрастиям родителей и становится для них нормой.

Супруги могут распланировать всю свою жизнь, покупку новой квартиры, отдых за границей, могут обещать себе, завязать с вредными привычками, когда захотят иметь детей. Но случается так, что ребенок может родиться и незапланированным. Представьте, сколько вреда вы нанесете плоду за первый месяц, пока еще не станет известно о наступлении беременности. Известно, что алкоголь и никотин снижает активность и качество половых клеток, как у мужчин, так и у женщин. И в тот момент, когда вы решите завести ребенка, у вас просто не получится. Как итог, неприятное лечение, постоянные ссоры и обвинения друг друга, масса различных проблем, которые негативно скажутся на супружеских взаимоотношениях.

Подумайте, как вы влияете на собственных детей. Ведь они стремятся во всем подражать родителям, а наблюдая за тем, как отец или мать курят, пьют, побудит их в дальнейшем выбрать эти пагубные занятия, вместо здорового образа жизни. Подавайте детям хороший пример. Дети не должны видеть вас в нетрезвом состоянии, или ощущать исходящий от родителей тошнотворный запах сигарет. Дети, должны стать главным стимулом в борьбе с вредными привычками.


Популярные статьи